Кустодия Святой Земли сегодня: брат Агустин и мигранты в Яффе

02/02/2018
800 лет прошло с прибытия братьев на Ближний Восток, и многое успело измениться за это время. Но остались неизменными усердие и преданность, с какими вот уже 800 лет братья заботятся о святых местах и о благе местного населения. Поэтому, чтобы понять, что из себя представляет сегодня Кустодия Святой Земли, нужно смотреть именно на братьев и слушать историю каждой конкретной жизни. Сюда прибывают францисканцы со всего мира, из самых разных стран, и у каждого своя особая миссия.

Брат Агустин Пелайо Фрегосо родом из Мексики, уже не первый год несёт служение в Кустодии Святой Земли. Свой монашеский путь он начал в Буэнос-Айресе и познакомился с будущим Папой Франциском, когда тот был ещё кардиналом. Брат Агустин побывал в нескольких странах и говорит на шести языках. Теперь он – настоятель церкви св. Антония в Яффе.

Как ты узнал о Кустодии Святой Земли?
Я учился на курсах, чтобы получить туристическую лицензию. Жил в общежитии с университетскими студентами, которые стремились в церковную среду. За три года, что я там пробыл, они часто отправлялись в паломничество на Святую Землю. Каждый раз в полном восторге возвращались со Святой Земли, и мне было интересно, в чём тут дело. Так, продолжая учёбу, я начал искать своё призвание, посещал епархиальную семинарию. Заодно служил церемониймейстером в соборе, и вдруг кто-то написал на Святую Землю без моего ведома. Мне сказали: «Если хочешь, поскольку ты изучаешь туризм, можешь продолжить учёбу на Святой Земле и служить Церкви». Я об этом никогда не думал, и вот есть возможность испытать что-то новое, чтобы понять, куда двигаться. Позже я пообщался с братом Рикардо с горы Фавор, он прилетел в Мексику. Он носил облачение, и меня это шокировало, потому что у нас это было запрещено. Если на тебе облачение, ты должен заплатить штраф – после революции.
Здесь я получил лицензию, отучился в семинарии, а потом решил присоединиться к братьям в Кустодии Святой Земли.

Каким был твой путь?
Я отправился в Буэнос-Айрес, потом в Рим. Принял облачение и прилетел на Святую Землю, чтобы пройти новициат в Эйн-Кареме – это была для меня уже третья страна за три года.
Оттуда поехал в Вифлеем. Это было непросто из-за второй интифады, но полученный опыт меня глубоко затронул. Потом я перебрался в Иерусалим: за четыре года четыре общины, четыре страны, четыре языка, потому что я начал понемногу учить арабский. Затем в течение года изучал язык в Египте. Отлично пообщался с конвентуальными братьями, живущими рядом с пирамидами – они копты, у них другой обряд.
Потом вернулся в Иерусалим, в монастырь Святого Спасителя, и четыре года изучал богословие.
Прежде чем меня рукоположить, кустод думал отправить меня изучать право. Но вечером перед рукоположением переменил все планы и послал меня служить заместителем наставника постулантов в Монтефалько. Я работал в приходе с сельскими жителями и продолжал осваивать францисканскую духовность. Лицензию получил в прошлом году. Потом был в Виффагии, работал в Христианском информационном центре и Францисканском фонде Святой Земли, прежде чем перебраться сюда.

Какая у тебя миссия на Святой Земле сегодня?
Я думаю, что францисканская харизма – это не что-то одно. В ней есть братство, простота, а также свобода, когда выбираешь открытость, готовность идти туда, куда просят. Церковь не работает как предприятие. Так я попал в Яффу в сентябре 2016 года, здесь я настоятель францисканского дома и заместитель настоятеля прихода. Теперь изучаю шестой язык (я говорю на испанском, итальянском, португальском, английском, арабском и учу иврит). Нас, братьев, здесь четверо, и мы работаем в основном с мигрантами. В Яффе больше всего индийцев.
Здесь несколько общин: проводятся богослужения для арабов, индийцев, филиппинцев, африканцев и по-английски. А в другой церкви, св. Петра, мы служим для латиноамериканцев, и приходят итальянцы из посольства. Приходят и говорящие на иврите (есть арабы, которые уже не понимают арабского или не любят его и идут на мессу туда). Когда не служу мессу, работаю настоятелем: считаю наличность, организую с людьми занятия на выходные.
Сейчас у меня есть возможность познакомиться с новой реальностью, и могу сказать, что я очень доволен.
На курсах, где я изучаю иврит, меня всегда просят рассказывать о братьях, о вере, о том, кто такой Иисус. В конце концов, у нас общие корни, потому что Ветхий Завет тот же самый.

Что тебя воодушевляет исполнять миссию и помогает в духовной жизни?
Что меня воодушевляет, так это простота, с какой люди здесь живут. Я всегда им говорю, что понимаю их, потому что тоже в своё время жил без документов и боялся, что меня заберут в полицию. В 18 лет я поехал в Америку, у меня была въездная виза, но не было разрешения на работу. А работать приходилось, чтобы заплатить за университет. Большое потрясение – видеть, на какие жертвы идут эти люди, и я понимаю их трудности.
Как хорошо встречать их в субботу: они приходят, переполненные впечатлений, радостных и очень неприятных, и им просто нужен кто-то, кто их выслушает, поймёт и придаст им сил.
И мы много работаем над тем, чтобы убедить их отложить в сторону различия, потому что мы одна община, мы христиане, католики латинского обряда. Проблема в том, что между общинами плохо налажена связь.
Церковь – единственное место, где мигранты чувствуют себя собой. Всю неделю они работают в страхе, что вот сейчас их заберут, а потом приходят в церковь, и здесь они по-настоящему свободны: общаются и чувствуют себя как дома.

Что ты скажешь юноше, который старается различить своё призвание?
Я думаю, что каждый ищет себе счастья, а если ты слышишь зов, тебя ожидает прекрасный опыт, и ты должен быть открытым. Если ты что-то делаешь, то не потому, что у тебя оно хорошо получается и ты им хочешь заниматься. Помню до сих пор, как один брат мне сказал: всегда будет довольно светло, чтобы идти вперёд, и всегда будет довольно темно, чтобы сомневаться, так что лучше выбирать свет.

N.S. - B.G.